25 Стратегия развития в Российской Федерации науки и инноваций - 6 Что ждет науку в ближайшем десятилетии


25 Стратегия развития в Российской Федерации науки и инноваций

С Т Е Н О Г Р А М М А

заседания Экспертного совета по инновационной

деятельности и интеллектуальной собственности

Комитета по образованию и науке

^ Здание Государственной Думы. Зал 830.

16 января 2006 года. 14 часов.

Бабкин В.И. Вы знаете, я могу сказать, что при обсуждении документа: "Стратегия развития в Российской Федерации науки и инноваций", обращают внимание, вообще говоря, на второстепенные детали этого документа, которые, являются ненормативными, а деталями протокола о намерениях. Я могу сказать, что эта стратегия ни о чем, потому что стратегия подразумевает под собой наличие стратегических целей развития государства и место, и роль, соответственно, научно-технического комплекса или, как принято, государственного научно-технического сектора в развитии страны. Так именно этого в этой стратегии нет. Если вы посмотрите, на цели стратегии, вы ничего вразумительного, кроме как увеличения числа малых предприятий в научно-технической сфере, повышения инновационной активности предприятий, "повышение эффективности" научных исследований государственного сектора науки. А если вы посмотрите на задачи стратегии, то там вообще просто "мякина". Если взять цифровой материал, так он вообще просто взят с "потолка", потому что там есть утверждение, что в 1990 году расходы на науку составляли 2,03 процента от ВВП. Да похоже, но там пишется, что в 2003 году расходы на науку составляли 1,28 процента от ВВП. Но я-то знаю и все вы знаете, что это было 0,3 процента. Так кто нагло врет? Врет, на самом деле, тот, кто приводит эти цифры. И поэтому, цифровой аппарат, который задействован в этой стратегии, он просто-напросто нас дезинформирует.

И потом надо посмотреть, на то, что собираются делать с академическим сектором, как части государственного сектора науки. Его просто-напросто собираются разгромить окончательно и бесповоротно, включая ликвидацию отраслевых академий наук, там есть красивые слова о том, что организации из отраслевых академий наук, те, которые проводят фундаментальные исследования, переводятся в Академию наук, но из Академии наук выводятся организации научного обслуживания и социальной сферы, то есть, идет погром. А мы почему-то говорим о том, что эта стратегия развития инноваций и науки. Да, нет. Это стратегия ликвидации науки, как таковой и, тем самым, ликвидация возможности, так называемого, инновационного этапа развития страны.

Стратегия должна, еще раз повторюсь, стратегия должна была обозначить цели развития государства, роль и место научно-технических исследований. Этого нет. И потом, нет там главного, потому что научно-технический сектор, на самом деле он не сводится только к техническим инновациям, которые, естественно, сидят естественно-научных направлениях.

Есть социальные инновации, кстати, в стратегии написано о вложении в человеческий капитал, но социальный инновации вообще никак не анализируются. Мы в потемках, какое количество естественно - научных организаций, неестественных научных организаций, противоестественных научных организаций, какое количество организаций фигурирует в расчетах министерства. Именно этого всего нет. А это, извините, диагноз средний по больнице, простуда или всё остальное.

Поэтому я могу сказать, моя недавняя работа как раз и озаглавлена - "Приговор вынесен, обжалованию не подлежит", сейчас мы действительно подошли к последнему рубежу, уже гильотина в готовности, нож занесен, а мы почему-то рассуждаем об инновационном этапе развития.

Извините, мы говорим о том, что мы будем продолжать говорить об инновационном этапе развития, когда гильотину уже спустят вниз.

Давайте на самом деле посвятим отдельное заседание нашего экспертного совета с подробным анализом всех поглавно моментов этого текста, там текста на самом деле не слишком много, 64 страницы текста и еще 68 страниц приложений.

В приложениях единственное, что я нашел положительного, это седьмое приложение о налоговых новациях, против чего выступает Минфин.

А весь текст, это всё, это смерть, потому что введение Менеджерского совета для Академии наук, введение холдинговой компании, которая будет определять, как эффективно используется имущество Академии наук, а также научное оборудование.

Это как это на самом деле? Это где нашли таких универсальных людей? (наверное среди социологов, т.е. - противоестественников)

В закон о науке уже внесли изменения, это утверждение уставов президентом и правительством, а также утверждение руководителей академий наук, имеющих государственный статус, утверждение правительством и президентом.

Есть сторонники и противники этого, но главное, идет тотальное наступление на сложившийся сектор академической науки, который вложил громадную часть в то состояние великой державы, которое мы пока еще дожевываем. Так вот я не хотел бы, чтобы мы дожевали его до конца.

Председательствующий. Владимир Иванович, я думаю, что мы должны жить долго и счастливо, не в этом дело, за исключением нескольких непарламентских выражений, которые Вы тут допустили, остальное, конечно, требует размышлений. Я не буду с Вами спорить.

Бабкин В.И.. Сергей Иванович, можно я немножко добавлю, да? Все-таки, когда мы говорим об инновационных проектах в масштабах всей страны, мы должны сформулировать, какие конкретно мы проекты имеем в виду? Потому, что просто говорить об инновационных проектах, инновационном этапе развития России, бессмысленно, если мы не указываем, что мы хотим в результате получить, хотя бы через три года, через десять лет.

Председательствующий. Я с вами не буду спорить. Но очень сложно в инновационной сфере предрекать, где будет, как сегодня говорили, точка бифуркации. Очень сложно. Я вот сотрудник науки, я не могу себя назвать ученым, я просто академик Российской академии наук. Точка бифуркации возникает неожиданно там, где ее часто не ждешь. Ты можешь годами копаться в том, что тебе кажется прогрессивным, получить выход, выхлоп совсем в другом месте. Ну, совершенно, поверьте, ну это наука. Тут возможны непредсказуемые часто вещи.

Бабкин В.И. Сергей Иванович, я все-таки говорю о проблемах, которые есть. Их легко можно сформулировать - импортозамещение, восстановление продовольственной безопасности, технологической, энергетической и оборонной безопасности страны.


^ 26 Место академического сектора науки в развитии страны

Научная общественность, в особенности академическая, была в ожидании. Чем завершится открывшееся 26 мая с.г. Общее собрание Российской академии наук. Интерес подогревался рядом моментов. Выборы Президента РАН проводились на реальной альтернативной основе, т.к. кроме действующего Президента РАН, были выдвинуты также академик-секретарь Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН, бывший министр Минпромнауки, академик В.Е. Фортов, Председатель Уральского отделения РАН, Председатель Комитета по науке и наукоемким технологиям ГД РФ, академик В.А. Черешней. В прессе констатируют, что шансы Ю.С. Осипова наиболее предпочтительны и даже делается предположение, что такой выбор послужит стартовой площадкой для будущего академика, а ныне члена-корреспондента М.В. Ковальчука, директора ФНЦ "Курчатовский институт". Также впервые возникла весьма неоднозначная квота по избранию в академию по разделу нанотехнологии, по которому М.В. Ковальчука, естественно, изберут в академики. В общем, событий ожидается немало. Но, скорее всего гора, как обычно, родит мышь.

А между тем, в очередной раз, академический сектор науки ставят, и теперь уже окончательно, на край пропасти. Отступать дальше некуда, дальше пропасть, благодушие и разобщенность ученых привели науку к полной самоликвидации. Или мы скажем нет, во всеуслышание, либо нас не будет. Давайте говорить начистоту. На протяжении многих лет высшее руководство Российской академии наук, включая Президента РАН, "сдавало" академию и наконец, это удалось. Академический сектор сдан.

Необходимо отметить, что ситуацию, которая сложилась на основе непосредственного участия части высшего руководства Российской академии наук, иначе как катастрофической не назовешь. Имея в виду непременное присутствие Президента РАН Ю.С. Осипова на заседаниях Правительства, на которых среди прочих обсуждались и предполагаемые законодательные инициативы. Почему, будучи заранее извещен о намерениях исполнительной власти, Президент РАН Ю.С. Осипов ни разу не предложил обсудить возможные правовые последствия для РАН не только на Общих собраниях РАН, но даже на регулярных заседаниях Президиума РАН ?

Вернемся к потерям, которые понес государственный научно-технический сектор, о негосударственном секторе, в нынешних условиях финансирования и налоговой политики говорить не приходится. За 8 лет из-за сокращения финансирования в 30 раз, а где-то и больше — до нуля, научно-технический

комплекс сократился более, чем в 4 раза. Наибольший урон понесла отраслевая наука, т.е. та, главная, составляющая научно-технического комплекса, которая как раз и занималась подготовкой к коммерциализации (столь модного- термина) результатов полученных в ходе поисковых работ. Потерян высококвалифицированный персонал научно-технического обеспечения научных исследований, общие потери составили более 1,5 млн. чел. При всех разговорах об «утечке мозгов», за рубеж выехало около 50 тыс. чел. из этой сферы деятельности, из них продолжают научную деятельность около 30 тыс. чел., они не потеряны для науки, а вот большая часть из 1,5 млн. чел. перестала существовать в качестве научно-технического персонала, в результате чего образовалась возрастная декартова пропасть в возрастной категории 25-50 лет, т.е. самый продуктивный возраст для научного работника. Недаром говорится, что сейчас пока еще сохранившиеся «деды» передают свой научный багаж «внукам», которые не особенно стремятся к научной карьере в России.

Просто не выделять деньги на научные исследования, как-то слишком уж открыто, поэтому исполнительная власть, выделяя даже те мизерные средства на научный комплекс, тем или иным способом стремится вернуть значительную их часть. Попробуем не забыть содеянное.

Процесс ликвидации научно-технического комплекса (НТК) можно условно разделить на два этапа. Первый — 90-е годы, которые характеризовались несистемными действиями исполнительной власти в отношение к НТК. В 1996 году была принята «Доктрина развития российской науки», в этом же году был принят многострадальный закон «О науке и государственной научно-технической политике», который вместе с тогда еще отдельными налоговыми законами создал хоть какую-то правовую базу поддержки науки, в Госдуме даже принимались решения о причислении расходов на науку к защищенным статьям, что никак не повлияло на урезание этой статьи год за годом. Одновременно в том же 1996 году правительство приступило к разработке обоснования ликвидации научно-технического комплекса, которое получило название «Концепция реформирования российской науки на период 1998 – 2000 гг. С 2001 года была отменена льгота по уплате НДС на ввозимое научное оборудование, что привело к снижению и без того скудных бюджетных средств по обновлению научного оборудования более чем на двадцать процентов. Из-за проводимой финансовой политики Минфина по перечислению компенсационных выплат научным организациям многие научные организации оказались на грани банкротства, что, наверное, и являлось основной целью налоговых инициатив Минфина. Сколько научных организаций пострадало, сколько рейдерски обанкротилось от инициативы Минфина (инициатива введения этих налогов, естественно, принадлежала Минфину) исполнительная власть умалчивает, процесс этот продолжается и поныне.

Затем в 2004 году были совершены тоже знаковые действия Минфина. Вначале Постановлением Правительства от 29 мая 2004 года была существенно перекроена бюджетная классификация, в результате чего, в том числе, исчез, как самостоятельный, раздел 06 - наука, что привело к полнейшей неразберихе в МЭРТ, Минобрнауки. В результате не могли на заседаниях Комитета по образованию и науке ГД РФ договориться о том, сколько же денег выделяется на науку на очередной финансовый год. В 2006 году был принят федеральный закон «Об автономных учреждениях», который предусматривает избавление государства от избыточных полномочий.

Посмотрим несколько в другом аспекте. Если сравнить рост финансирования фундаментальных исследований на 2009 и 2010 годы, то окажется, что в первом случае этот рост составляет около 4%, а во втором - около 5%. Интересно, в соответствии с законом о бюджете, планировалась инфляция в размере 8,5%, которая, как уже видно, не будет выполнена, т.е. роста никакого нет, есть даже реальное снижение финансирования.

По-видимому, как всегда, Россия преуспела в массовой подготовке специалистов по разрушению самой себя. Это, конечно, трагедия, когда к управлению отраслями пришли экономисты, менеджеры (т.е. продавцы, которым без разницы, чем торговать), ожидать от них внятной программы развития отраслей бессмысленно, т.к. собственно отраслевых специалистов, от которых зависело бы принятие кардинальных для отрасли решений, там просто нет. Поэтому мы все понимаем, что действительно эта беда произошла и будет происходить и далее.

Периодически, чтобы в глазах мировой общественности не выглядеть совсем уж некомпетентной, исполнительная власть лицемерно заявляет о своей озабоченности состоянием НТК, о своем стремлении поддержать нищих ученых. Чего стоит «пилотный» проект для РАН по поэтапному повышению зарплаты ученых. СМИ как по команде расписывали будущие «бешенные» доходы ученых, а на поверку, как всегда, все оказалось пшиком. Посмотрим.

СМИ расписывали, что научные работники РАН будут получать зарплату почти 30 000 руб. И вот вышло Постановление Правительства № 236 от 22.04.2006 г. «О реализации в 2006 - 2008 годах пилотного проекта совершенствования системы оплаты труда научных работников и руководителей научных учреждений и научных работников научных центров Российской академии наук». Почему только для РАН? Непонятно.

Приведем некоторые позиции Постановления.

«8. Российской академии наук по согласованию с Министерством образования и науки Российской Федерации осуществить в 2006 - 2008 годах оптимизацию сети подведомственных научных учреждений и научных центров Российской академии наук и поэтапное сокращение к 2009 году в среднем на 20 процентов числа работников научных учреждений и научных центров Российской академии наук.

9. Установить общую численность работников научных учреждений и научных центров Российской академии наук:

на 1 мая 2006 г. - в количестве 112370 единиц, в том числе руководителей и научных работников - в количестве 55281 единицы;

на 1 января 2009 г. - в количестве 89896 единиц, в том числе руководителей и научных работников - в количестве 44225 единиц.

  1. Предусмотренные настоящим постановлением мероприятия реализуются в пределах средств, предусматриваемых Российской академии наук.

Для привлечения молодежи необходимо три базовых фактора: достойная зарплата, возможность осуществления современных научных исследований, жилье, неважно в собственности или аренде. Что следует из постановления. Зарплата - не впечатляет, приборное оснащение устарело и перспектив его обновления нет, жилищный вопрос также реально не решается.

Любопытно. Правительство Российской Федерации постановлением от 23 ноября 2006 г. № 712 установило с 1 ноября 2006 г. ежемесячную доплату за ученую степень. За два месяца 2006 года Минфин выделил положенные средства, затем, сославшись на «пилотный» проект, перестало выделять средства на доплату за степень.

Небольшое отступление. На протяжении уже двух десятилетий произносится много слов об инновациях. Уже много лет, на различного рода совещаниях, автор задавал риторический вопрос. Чем термин новация отличается от термина инновация? Вразумительного ответа автор так до сих пор не получил. Если оперировать семантикой термина инновация, то это не более, чем выведение на рынок нового или обновленного товара или услуги (кстати, модификации производимой продукции. Т.е. необходимым моментом освоения продукции является наличие высокотехнологичной промышленности, а ее то у нас как раз и нет). Иными словами, вместо потока слов о необходимости принятии закона об инновационной деятельности, необходимо принять поправки в бюджетный и налоговый кодексы, которые бы обеспечивали льготное кредитование и льготное налогообложение обеспечения выхода на рынок "инновационной" продукции и все. Таким образом, реальная угроза по ликвидации государственного сектора науки перешла в заключительную фазу, что, естественно, ставит под вопрос само существование России, как суверенного государства. Иначе говоря, существует полнейшее несоответствие между утверждениями Президента о необходимости развития фундаментальных наук и коммерциализации полученных результатов, и конкретными действиями исполнительной власти, поддерживаемой непосредственными руководителями РАН. Второй момент, о чем у исполнительной власти не принято говорить во время "высокомудрых" рассуждений экономических мужей, это состояние промышленного потенциала. Подчеркиваю, не научного, а промышленного. Как бы ни были высоки достижения науки, в отсутствие промышленности, предъявлять претензии к науке безнравственно. А данных такого анализа не только в академии нет, но нет и у представителей министерств, автор неоднократно на совещаниях задавал этот вопрос представителям ключевых министерств.

Пример фарисейства, недавняя встреча Председателя Правительства В.В. Путина с министром А.А. Фурсенко и Президентом РАН Ю.С. Осиновым (22.05.2008 г. Ново-Огарево).

Владимир Путин сам решил упорядочить хаотичное движение в науке. Для начала - с оплатой труда научных работников, увеличив оклады за звание с 20 до 50 тысяч рублей. Отметим, что число действительных членов и членов-корреспондентов РАН составляет менее 1% от числа занятых в системе РАН, поэтому говорить о повышении оплаты труда научных работников говорить не приходится. Второй момент встречи - предложение Ю.С. Осипова о строительстве льготного жилья на территориях, находящихся в ведении РАН, достаточно проблематично, т.к. это может привести к отрезанию земель от научных организаций, что застройщик сделает с большим удовольствием, а что будет в дальнейшем функционировании научной организации - непонятно. Эту встречу нельзя не рассматривать как демонстративную поддержку со стороны высшего уровня исполнительной власти накануне выборов Президента РАН. Так что уже можно сказать, что исход выборов известен.

Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев обозначил основную цель России на ближайшее будущее как реализацию проекта высокотехнологичного развития страны. Выступая перед Президиумом РСПП (08.04.2008 г.), он сказал: "Сегодня по отдельным отраслям уровень производительности труда отстает от уровня развитых зарубежных стран в 20 раз! Получается, что рабочий в России тратит одинаковое, а зачастую и гораздо большее количество времени, чем его коллега за рубежом. Но отдача от этого труда существенно меньше. Очевидно и то, что уровень производительности труда - это не только экономическая, но и важнейшая социальная и ценностная проблема. Рост производительности труда имеет особую актуальность и приобретает особое значение на фоне имеющихся у нас демографических трудностей". Несмотря на констатацию о производительности труда и сокращение в разы промышленных мощностей, делается утверждение:

"Рост валового внутреннего продукта превысил 8% - это самый высокий показатель с 2000 года. В целом в 2000-2007 годах среднегодовые темпы роста составляли около 7%." Как это может быть - непонятно. Промышленное производство не модернизировалось, особенно, в обрабатывающих отраслях промышленности, на протяжение двух десятков лет. Иными словами, инвестиции в модернизацию промышленного потенциала, в подготовку кадров, практически всех уровней, начиная от квалифицированных рабочих специальностей до инженерных и научных кадров, приобрели стратегическое значение для будущего развития страны.

Таким образом, системный кризис продолжает нарастать, невзирая на успокаивающие заявления исполнительной власти высшего уровня, в этом плане безволие и бездействие РАН не может не удручать.
1844865586417231.html
1844937839956689.html
1845044617394138.html
1845144826444939.html
1845235243785067.html